Об авторе

Страна, город:
Беларусь
Баллы: 13,603

* Скачивание материалов доступно только зарегистрированным пользователям.

You are here

Могу, но не хочу!

up
Проголосовали 257 пользователей.

Ты ведь уже умеешь читать, неужели тебе не хочется самому почитать книжку? — часто удивляются и негодуют родители. Кажется, для того чтобы ребенок начал самостоятельно читать и писать, сделано все возможное: выучены буквы, освоено слияние звуков в слог, много часов потрачено на игровые занятия. И что же? Родители требуют «чтения без принуждения», а ребенок лишь неохотно уступает просьбам и условиям взрослых: «Прочитай еще хоть строчку, «Пока не дочитаешь страницу, не буду с тобой играть»

Как же сделать, чтобы процесс чтения, пока еще трудный, стал для ребенка личной необходимостью? Вспомните, при каких обстоятельствах чтение и письмо стали необходимы человечеству, как письменность вошла в культуру. Это всегда было связано с потребностью передать какие-то жизненно важные сообщения, когда передать их изустно не было возможности. В аналогичных ситуациях потребность в письме естественно и неминуемо рождается и у каждого человека, с той только разницей, что современному ребенку не надо изобретать средства письменной речи — буквы он уже знает, принципом перехода от звуков к буквам уже овладел.

Простейший путь создания у ребенка потребности в письменной речи — это жизненно важная переписка. Ее содержание прямо зависит от личных особенностей ребенка, от его жизненного опыта. Переписка должна задеть ребенка лично, она должна апеллировать не к ситуативным интересам, а к самым главным и сильным. Вот несколько примеров того,  как может завязаться такая переписка, из которой рождается потребность ребенка в письме.

Данилка мечтает о настоящем друге. Он болен, сидит дома в окружении любящих взрослых, любимых игрушек, но вдали от приятелей. По телевизору Данилка видел фильм про мальчика. Главный герой так понравился Данилке, что ему захотелось с ним подружиться. «Попробуй написать ему письмо, — посоветовала мама. — Я думаю, он тебе ответит:».  Данилка старательно и увлеченно работал целый час, и вот письмо будущему другу готово. Вскоре приходит «ответ», конечно, он написан крупными печатными буквами, слова выбраны простые, короткие, фразы несложные. Реальному автору письма — маме — не сложно рассказать от имени мальчика то, что наверняка заинтересует Данилку, вызовет у него желание продолжить переписку. Это письмо Данилка прочитывает вместе с мамой, но потом — и не раз — перечитывает его сам. Он тут же по собственному желанию, а не для того, чтобы угодить маме, садится писать ответ. И ждет писем. И читает их сам.

Саша и Лиза — очень занятые люди. Они в принципе не против того, чтобы научиться читать, но им вечно некогда: столько вокруг разных событий, в которых надо поучаствовать, так манят к себе краски и пластилин, каток и лыжи! Но однажды мама приносит им книжку, на обложке которой напечатано: «Необыкновенные приключения Саши и Лизы». «А почему ничего не нарисовано?» — огорчается Лиза. «Наверное, автор не знал, как вы выглядите». Девочки мигом рисуют на обложке автопортреты и перелистывают страницу: юным любительницам «необыкновенных приключений» срочно надо знать, что их ждет. Ясно, что первые приключения очень коротки и связаны с реальным опытом и характером героинь. На странице должно быть 1-2 предложения и место для картинок (если ребенок любит рисовать). Повествование надо оборвать на самом интересном месте так, чтобы ребенок сам захотел его продолжить, досочинить и дописать.

Книжка сразу заняла достойное место среди прочих событий, наполнявших жизнь сестер. Узнать, что с ними было дальше, вмешаться в ход событий — написать и нарисовать очередное необыкновенное приключение было так же важно, как сделать кукольный театр или исследовать соседний двор. Чтение и письмо вошли в быт.

Пятилетняя Соня любит, чтобы у нее все получалось сразу хорошо, и не просто хорошо, а лучше всех. «Я это могу, но не хочу!»— так реагирует девочка на любое занятие, требующее усилий и чреватое неуспехом. Соня накопила уже достаточно обид на буквы, которые никак не хотят мгновенно соединяться в слова, и на папу, который не раз перегибал палку в нетерпеливом стремлении приохотить дочку к чтению. Умная девочка давно разгадала папины хитрости и наотрез оказалась от игр с буквами: «Это ненастоящие игры. Просто ты учишь меня читать. А что будет делать учительница в школе. Давай лучше я тебе сказку сочиню». И вот папа нашел то, на что не могла не откликнуться его маленькая фантазерка.

«Сказки о Соне» — вот и все, что было написано на обложке самодельной книжки, которую Соня нашла на полке, выбирая, что ей папа почитает вечером. Папа открыл книжку и изобразил на лице полнейшее недоумение: «Сонюшка, откуда эта книжка взялась? Какая странная книжка: в ней ничего не написано!» — И папа показал дочке страницу со сказкой, которую сам написал крупными печатными буквами. «Как это - ничего не написано? Вот буквы. Вот написано: Соня!» Девочка сразу нашла в тексте свое имя, обведенное красными чернилами. «Это про меня! Ну, читай!» — «Ничего не -понимаю! Ты говоришь, что здесь есть буквы? А я ни одной не вижу. Чистый лист». Через минуту Соня убедилась, что ни папа, ни мама, ни бабушка — никто кроме нее не видит букв в книге о Соне, но все хотят ее почитать. «Наверное, это волшебная книга с невидимыми буквами.. Прочесть её может только тот, кому она написана», — «догадался» папа, а Соня немедленно подхватила его фантазию: «Это волшебница, про которую я вчера сказку сочинила, прислала мне подарок. Надо почитать!» И девочка на 15 (!) минут погрузилась в чтение. Восхищенная, она примчалась на кухню и прочла сказку про Соню, победившую Серого Волка, всем домочадцам. Изо дня в день книжка дополнялась новыми сказками, и Соня читала их по многу раз - всем приходящим в дом. Так было преодолено Сонино упрямство.

Ане, Юле и Максиму гораздо интересней играть и даже драться друг с другом, чем сидеть врозь за книжками. (Может быть, книжки и замечательные, но ведь нет никаких сил прочесть - больше абзаца, а тогда не стоит и начинать!) Однажды, возвращаясь с веселой прогулки, они находят в почтовом ящике письмо. На конверте их имена. Втроем, помогая и подсказывая друг другу, они прочитывают страницу текста. Выясняется, что это письмо от Феи, которая часто встречает их во дворе (описана даже вчерашняя ссора и примирение Юли и Максима), полюбила их, хотела бы приходить к ним в гости, но боится, так как ей непонятны многие обычаи детей. Например, почему Максим нагрубил любимому папе? Почему Юля часто плачет по дороге в детский сад?

После короткого совещания на тему «взаправдашняя ли это Фея?» дети решают в любом случае позвать ее в гости и помочь ей разобраться в людских делах. Так начинается бурная переписка с Феей. (С помощью этой переписки, кстати, можно не только стимулировать чтение, но и регулировать детское поведение: ведь Фея все видит и, будучи существом абсолютно добрым, кое от чего приходит в недоумение.) Фея становится на несколько месяцев главным персонажем игр, соучастницей жизни детей, а письмо — единственный способ общения с этим привлекательным существом.

Для Дашеньки самое привлекательное существо на свете — это папа. Но он «сгорает на работе» и доступен не более Феи. Поэтому тетрадь, которую Дашенька увидела возле своего дивана, едва открыв глаза, она принялась листать тут же, в постели, ведь на обложке были магические слова «Даше от папы». Каждый вечер, когда дочка уже спала, папа писал ей в тетрадке несколько строк о своих делах, О том, как он оценивает Дашино поведение (не всегда безупречное), благодарил за все, что заслуживало благодарности, советовал, как исправить вчерашнюю ошибку (Даша поссорилась с другом), спрашивал, выполняет ли она свое обещание (не лазить в папин стол) и как она хочет провести с ним выходные дни. Даша начала отвечать папе — рассказывала ему главные события дня, просила поехать в зоопарк, начала сочинять для папы сказки.

Так семь лет назад началась переписка папы с дочкой, которая ленилась читать. Переписка эта длится и по сей день — она переросла в общий дневник, на страницах которого взрослеющая девочка беседует с отцом о том, что волнует подростка, — о себе и о мире. И неизвестно, для кого их них двоих эта переписка важнее.

У мамы с шестилетним Ваней постоянные конфликты — то он не убрал за собой игрушки, то забыл вымыть руки, то не дает маме работать, требует, чтобы она с ним играла. Мама, потеряв терпение, ставит перед ребенком ультиматум: «Или ты начнешь делать все то, о чем тебе твердят каждый день (заправлять постель, приводить в порядок полку с игрушками, поливать цветы и пр.), и тогда мы будем жить с тобой мирно и я найду время для игры, или все время у нас будет уходить на ссоры и я не стану ни читать тебе перед сном, ни играть с тобой». - «Если я даже все сделаю, ты все равно найдешь, за что меня отругать», — справедливо замечает Ваня. И тогда мама предлагает эксперимент:

-Давай заведем специальную тетрадь, «Тетрадь взаимных обещаний», и в нее будем записывать на каждый день просьбы и пожелания мои к тебе и твои ко мне. Например, на завтрашний день я запишу 3 просьбы: 1) сделай зарядку, 2) полей цветы, 3) когда я работаю, играй самостоятельно, не мешай мне. Прочитай, что я написала. Ты согласен с этим? Может быть, ты хочешь что-нибудь добавить, ведь я прошу совсем немного? А теперь на другой половине листа ты напиши свои пожелания.

Ваня старательно выводит:1) не ругай меня, 2) поиграй со мной в машины, 3) не сердись.

Мама обещала выполнить Ванины пожелания, и в конце следующего дня были подведены итоги — кто и на сколько сдержал свое слово. Оказалось, что и маме и Ване письменный договор помогает следить за своим поведением, оба получили по три плюса. В дальнейшем от простых просьб и коротеньких предложений они перешли к развернутому планированию: планы составлялись не только на следующий день, но и на неделю, на месяц вперед и занимали не по три строчки, а по целой странице. То, что Ваня хотел бы выполнить в будущем, он писал уже для себя сам. «Тетрадь взаимных обещаний» стала не просто способом упражнения в чтении и письме, она научила Ваню быть хозяином своего поведения — ставить перед собой задачи, решать их и оценивать себя.

Хроника семейной жизни также может стать основой для включения письма и чтения в быт и выработки у ребенка потребности в письменной речи. Сюжет мультфильма (или план домашней еженедельной газеты) обсуждается сообща всеми членами семьи. Обязанности распределяются поровну: мама, папа и прочие домочадцы делают крохотные Подписи под картинками, которые рисует ребенок .(и все, кто пожелает). При монтаже мультфильма (про поход в цирк, про царя Салтана, про что угодно) ребенок читает и наклеивает в нужные места короткие подписи к кадрам. Он же «показывает кино» всем гостям: листает кадры и озвучивает немой рисованный фильм.

Американские психологи предложили дошкольникам, только что овладевшим грамотой, вести своеобразный дневник самонаблюдений, который полезен не только для выработки потребности и привычки в записи, но и для развития самосознания ребенка. Дневник самонаблюдений называется «Книга, которая растет вместе со мной». На Первой странице ребенок описывает свою внешность. Взрослый заготавливает примерно такой трафарет словесного портрета, куда ребенок вставляет нужные слова:

Меня зовут ......

Мне …лет

Мой рост

Волосы у меня ..... Глаза у меня ...... и т.д.

 По тому же принципу незаконченных предложений (Строится описание семьи, друзей ребенка, его любимых занятий, привычек, умений, желаний, опасений. Ясно, что, вырастая и меняясь, ребенок не раз вернется к вопросам типа: «Я больше всего хочу...», «Я лучше всего умею...», «Я хочу научиться...», «Я не боюсь...», «Я боюсь...», дополнит и изменить свои предыдущие ответы, а главное — перечитывая написанное, лучше познакомится сам с собой.

Мы привели лишь несколько возможных способов включения письменности в детский обиход. Быт любой семьи предоставляет много возможностей замены устного общения письменным. И письменное общение с родными или с самим собой не может не принести желанных плодов: ребенок приохотится к записи, чтение станет подлинно добровольным, а значит, неминуемо усовершенствуется и его техника. Но это не приведет автоматически к потребности читать книги. Ведь письменное общение с автором книги гораздо труднее, чем письменное общение с мамой, адресующей свое письмо очень лично и точно. Общению с автором художественного произведения ребенка надо специально учить, и на это уйдут годы совместного чтения, а главное — обсуждения книг. Ребенок уже научится читать бегло, но долго еще будет нуждаться в том, чтобы ему читали вслух, чтобы, читая, отвечали на его вопросы, выслушивали его взволнованные замечания, делились с ним своими переживаниями и мыслями о прочитанном, ненавязчиво приоткрывая маленькому читателю тайны большой литературы. Но воспитание читателя художественной литературы, умеющего понять и по достоинству оценить любого автора, уже выходит за рамки задач этой книжки. Мы ведь обещали рассказать лишь о том, как подготовить ребенка к школе. Начала техники чтения, зарождающийся интерес к самостоятельному чтению — вот все, что требуется для того, чтобы, отправляя ребенка в школу, вы не беспокоились хотя бы об уроках чтения.